© 2015-2020. Декоры Некрополей. Владелец сайта Лада LNT .

Домашний адрес для Жени Яковлева

Много теперь ходит разговоров о том, что надо бы данные об умерших сделать строго конфиденциальными, узаконив правила, по  которым персональная информация о покойных будет «защищаться от несанкционированного доступа» как защищается такая информация о живых. Имена,  родственные связи, фотографии – все секрет.  Свои своих знают, а чужим знать не следует.   


И не думают такие «борцы за интересы усопших» о том, что быстротечное время неумолимо уносит  с собой и имена, и образы, и воспоминания. Уходят те, кто ставил надгробия своим близким,  не остается никакакой информации, кроме той,  что  высечена на могильном камне. А может статься так, что именно  надмогильный памятник хранит информацию, благодаря которой, через десятилетия восстановится связь памяти между усопшим и потомками его рода.   И хорошо, что нет от этого «защиты».

8 мая 2016 года, на кануне Дня Победы, я приехала в Рязань и по случаю посетила рязанское Скорбященское кладбище. Очень приятное впечатление произвел на меня воинский мемориальный парк при кладбище. Широкие аллеи, искусно подстриженные деревья, четкие ряды одинаковых надгробий воинам, павшим в Великой Отечественной войне. Аллея памяти прямой стрелой вела к Вечному огню. 


Почти перед самым вечным огнем,  один из рядов белых однотипных солдатских надгробий вдруг завершался высоким монументом с оградою.  Это была обыкновенная вертикально установленная плита – стела. Цвет у нее был необычный… приятно  красноватый, от чего плита выглядела удивительно теплой – шокшинский кварцит.  С фотографии на памятнике смотрел  молодой военный. Но в тот день я уже порядком подустала, рассматривая воинские фото на  надгробиях и не обратила на эту фотографию особого  внимания - прошла  мимо захоронения. Затем зачем-то  вернулась и тут взгляд упал на цоколь стелы. На нем, сквозь цветы и поднимающуюся майскую траву проглядывали буквы. Это  очень заинтересовало. В Москве я отмечаю и фотографирую  клейма изготовителей старых надгробий. Но те, что  с клеймами, они конца 19 – начала 20 века, а это надгробие явно более позднего периода! Отставив сумку, разгребла траву и увидела крупно выгравированный адрес:  Л-Д Лисий нос Холмистая, 72    (Л-Д - Ленинград - L)

Кликните на фото для его открытия в полном размере.

Общий вид монумента
Портрет
Надпись на цоколе
Вид монумента с торца
Расположение на схеме
Показать больше

У меня не было никаких сомнений, что  это  адрес гранитной мастерской. Даже то, что надпись такая заметная (обычно  изготовители надгробий клейма свои сбоку помещали , да порой так, что и не сразу заметишь) меня не смутило. 


По  возвращении в Москву я стала пробивать адрес через интернет и адрес этот был  единственным в своем роде – поселок Лисий Нос под Ленинградом (Лисий Нос (фин. Revonnenä) — посёлок в России на северном берегу Финского залива, муниципальное образование в составе Приморского района города федерального значения Санкт-Петербурга.)    

 

И есть в этом поселке улица Холмистая и дом 72. Вот только на гранитную мастерскую этот уютный домик, стоящий среди сосен на тихой улице, никак не походил.  

Я нашла в интернете сайт  муниципального образования поселка Лисий Нос , а оттуда и  группу «Лисий нос- официально о поселке» ,  куда и написала о своей находке. 


Даже не ожидала, что фотография с кладбища Рязани вызовет такой интерес и исследовательский энтузиазм в петербургском поселке! Мое сообщение из гостевого раздела переместили в раздел новосей и продублировали в сообществе Лисьего Носа "ВКонтакте". 


Теперь нас уже интересовало не «клеймо гранитной мастерской», а судьба того  самого парня с фотографии на памятнике – Евгения Яковлева (1927-1948). 


- Это же совершенно  точно что наш лисеносовец там! – писала мне администратор группы Юлия Рудинская, – Ну где еще есть Холмистая, 72?!  


Хотя насчет домика на Холмистой,  72, были сомнения, так как до и во время войны план улиц и нумерация домов в поселке была иной. Юлия писала: «Блокада тут была, бомбили сильно.  Малая дорога жизни через Финский залив, по которой переправлялись войска к Ораниенбаумскому плацдарму. Сторожилы говорят, что поселок горел и земля пылала, настолько сильнми были бомбежки".

 

Лисий Нос во время ВОВ. Фото предоставлено Ю. Рудинской

Каждый день Юлия сообщала как идут поиски, каждый день появлялись какие-то маленькие новости, дающие надежду на то, что  расследование наше будет иметь интересный результат. 


И вот через «Вконтакте» на связь вышла Александра Старостина, двоюродная  племянница Евгения Яковлева.  Кстати остановлюсь на одном интересном моменте. На памятнике надпись «Дорогому и незабываемому Жени». Падежное окончание имени указано не верно. "Ох  уж эти грамотеи-резчики!", – думала я. А оказалось все гораздо  интереснее. Это была не ошибка, а семейная традиция произнесения имен. 


Итак, мы связались с А. Старостиной, и настал  тот  волнующий день, когда Юлия встретилась с Александрой, чтобы пополнить нашу информацию о Евгении Яковлеве. Мне же, увы, оставалось ожидать новостей по этой встрече сидя за компьютером в Москве. 


Александра рассказала Юлии, что Евгений был единственный сын в семье ее двоюродной бабушки по матери. О самом покойном пока девушка пока ничего рассказать не могла, еще не беседовала с родителями на эту тему. Вместе с тем, ей известны имя (Софья Ивановна Подъяблонская) и адрес (Рязань, Татарский пер., д. 24) женщины, которая ухаживала за могилой Яковлева в Рязани. Поиск в интернете помог установить, что  муж Софьи, Владимир Михайлович Подъяблонский погиб на фронте в 1942 году. До войны они проживали по адресу: Рятская, д.53. (источник). Я связалась с  информантом по данной странице – Виталием Юрковым, но к сожалению, никакой дополнительной информации о вдове Подъяблонского у него не было. 


Александра владела даже адресом Рязанского похоронного бюро ( ул. Горького, д. 83), через  которое было изготовлено надгробие и именем и адресом  резчика по  камню ( Григорий Герасимович Тимохин; Рязань, ул. Фрунзе, д. 9, кв. 24). 


Эта информация была указана на обратной стороне фотографии памятника. В настоящее время все эти адреса не существуют – почти все жилые районы Рязани перестроены, а уж  послевоенные тем более. 

Документы из архива семьи Яковлевых:

 

Кликните на фото для его открытия в полном размере.

Извещение о смерти
Надгробие после установки
С.Подъяблонская на могиле Е.Яковлева
Письмо от Подъяблонской
Записная книжка
Записная книжка с данными по установке надгробия
Проект надгробия
Показать больше

Родители Жени Яковлева  умерли в период 1953-63 гг. и похоронены в Сестрорецке.  Дом, который в Лисьем Носу, до сих пор принадлежит потомкам семьи. 


Но для чего выбивать адрес дома на надгробии? На этот вопрос пока не было ответа. 


И вот,  Юлия и Александра встретились на Холмистой, с представителями старшего покаления  этой семьи. Целью было восстановить, как можно больше информации о Евгении Яковлеве, а также извлечь с чердака дома старые документы тех лет, что хранятся в семейном архиве. 

Записи воспоминаний членов семьи Яковлевых любезно предоставлены мне Юлией с правом публикации:


Рассказывает Александра Старостина, двоюродня племянница Евгения Яковлева:


«Действительно, по улице Холмистой, в доме 72, в Лисьем Носу проживала моя бабушка - Александра Ивановна Яковлева с мужем Михаилом Васильевичем (они захоронены в Сестрорецке). У нас в архивах сохранилось фото захоронения их сына и большой портрет Евгения Михайловича Яковлева. Со слов папы, как раз его и использовали для памятной плиты. Есть свидетельства о рождении, смерти Яковлевых, награды, удостоверения.

 

Сохранились воспоминания, имена, адреса людей, которые ухаживали за могилой в Рязани (бабушка не могла это делать и отправляла деньги на поддержание могилы в надлежащем состоянии), так же остались данные резчика по камню. Рассказывали, что умер Евгений Михайлович после долгого пребывания в госпитале, спустя 3 года после окончания войны.

Он был единственным сыном в семье, и бабушка практически держала тему закрытой из-за боли потери, полагаю. Яковлевы все проявили себя в те годы – защитники блокадного Ленинграда...

 

Моя мама имеет удостоверение узника, родилась она в Литве, когда их туда угнали немцы. Наверное, нет в Петербурге семьи, которую бы не затронула война, и в каждой свои герои. Еще могу предположить, что раз за захоронением до сих пор кто-то ухаживает, можно попробовать разыскать тех людей, наверняка в их семье есть какая-то информация, легенда, почему они продолжают эту традицию, за что, конечно, спасибо им».


От себя добавлю, что при фотографировании цоколя надгробия обратила внимание, что  на цоколе лежали живые и искусственные цветы. Их пришлось убирать, чтобы сфотографировать надпись, а затем ставить обратно. Накануне, в мемориальном парке Рязани проходило  массовое возложение цветов и это могло объяснить наличие живых  цветов на могиле Яковлева. Но на цоколе стояли и искусственные цветы в хорошем состоянии. Искусственные цветы обычно не используют на официальных возложениях, а значит их принесли те, кто посещает могилу. Кроме того, хорошее состояние цветов свидетельствовало о том, что их принесли уже после зимы, скорее всего на минувшую Пасху. Значит могила Евгения Яковлева находится под чьей-то заботой. 


Возвращаемся к рассказам родственников:


Рассказывают Геннадий Васильевич и Галина Федоровна (двоюродная сестра Евгения Яковлева) – родители Александры:


«На тему смерти Евгения в нашей семье старались не говорить, настолько было тяжело его родителям, всю жизнь переживавшим утрату. В 1946 году Евгения призвали в армию и направили в рязанское военное училище, а в 1948 году он умер, находясь в военном госпитале №395 города Рязани. Что с ним произошло, и какова причина смерти – нам не известно до сих пор. И мы бы очень хотели это узнать. Памятник на рязанском кладбище отец Евгения установил в 1956 году, изготовили памятник в Москве. А домашний адрес на надгробной плите был выгравирован вовсе не случайно. В то время, когда Евгений ушел служить, его родители жили в Петербурге, у них была там квартира. Продали они эту квартиру сразу после известия о  смерти Евгения, невыносимо им было жить в стенах, постоянно напоминающих о сыне. Купили участок в Лисьем Носу, Начали строиться, дом был достроен  в 1951 году . Свой новый домашний адрес они указали на памятнике, чтобы дать сыну знать, где они теперь живут, что они думают о нем, что они вместе (шрифт мой- L.). А вообще  отец Евгения, Михаил, был очень щепетильным, основательно записывал и хранил все данные, немногое, конечно, сохранилось до сегодняшнего дня, но до сих пор в доме в семье осталось несколько листочков его записей. Имеется даже расписание электричек из Москвы в Рязань 50-60-х годов прошлого века”.

Фотографии из архива семьи Яковлевых

Кликните на фото чтобы открыть его  в полном размере.

Интересное свидетельство - записи отца Евгения Яковлева об  установке надгробия. 

Кликните на фото для открытия его в полном размере.

Показать больше

Благодаря сохранившимся документам по проекту и установке надгробия мы разгадали еще одну загадку – что означают буквы и цифры  «М.4.Р.II» на памятнике. Первая версия: что это условное обозначение опытного образца скоростного бомбардировщика ОКБ Мясищева, что базировалось для испытания бомбардировщиков на аэродроме Дягилево в Рязани. Однако позднее мы уточнили, что  опытный образы М4, стали совершать первые полеты только в 1954 году и соответственно не могли быть  связаны с человеком, умершим в 1948 году. А цифры на надгробии имели вполне прозаическое значение - место и ряд захоронения.


Исследование  судьбы солдата Е.М.Яковлева не закончено.Редакция газеты «Вести Лисьего Носа» решила опубликовать материал об этой истории и обратиться за помощью к краеведам Рязани.


Выражаю огромную благодарность всем лисьеносовцам, которые проявили искреннюю заинтересованность в исследовании материалов и тем самым раскрыли столь  удивительную  историю:


Юлии Рудинской  - ведущему специалисту МА МО пос. Лисий Нос, администратору группы «Лисий Нос официально о поселке» в "Фейсбук".


Александре Старостиной и её родителям – Геннадию Васильевичу и Галине Федоровне.


Главе МО пос.Лисий Нос В.М.Грудникову


Главе местной администрации МО пос.Лисий Нос С.В.Федотову


Местному краеведу, заслуженному учителю РФ Лидии Скобелевой.

                                                                                                         27 мая 2016

 

Газета со статьей про эту историю. См. 6 страницу

Надгробие после установки