ДОНСКОЙ КОЛУМБАРИЙ

 

В колумбарии на Донском сохранились игрушки, открытки, украшения, букетики довоенной поры; сохранились снимки изобретателей, летчиков, военных, партизан, парашютистов, врачей… Фотографии многих из этих людей не найти больше нигде. Даже в их семьях, потому что наша страна пережила и период репрессий, и жестокую войну, многим было не до семейных альбомов. Здесь сохранились стихи, которые родные, друзья, написали, провожая близких и дорогих в последний путь.

На самом верху, под потолком  урна с прахом Серафима Иванова, борт-радиста самолета СССР Н-170», который вместе с Михаилом Водопьяновым совершил первую в мире посадку на льдину на Северном полюсе. Полет произошел в те времена, когда большинство человечества всерьез считало Северный полюс «пределом жизни». Полная биография радиста широкой публике нигде не представлена, может, ее знают историки, но статей в интернете нет. Ясно только одно, что был он челюскинец и моряк. Отчего умер молодым, точно, не известно, вроде простудился во время перелета. Фотографий его тоже нигде нет. Возможно, что единственный сохранившийся снимок – вот только здесь на стене

.

В колумбарии можно увидеть необычные урны первых авиаторов нашей страны. Они часто разбивались в хрупких самолетах. А друзья и коллеги приспособили для хранения их праха цилиндры от моторов самолетов. Моды на урны не было. Никто не знал, как они должны выглядеть. Церковь уже не задавала каноны, поэтому родственники и проявляли фантазию. Творили, кто во что горазд, и теперь их творчество – самый настоящий портрет эпохи 30-40 гг. прошлого века. Той, где летчиками бредили, считали их небожителями, и в которой они гибли молодыми. Но до сих пор на слуху имена Молотов, Каманин, Громов, Чкалов… А цилиндры – это романтика; вроде бы маленькие детали самолета, но после его крушения часто они одни остаются целыми, тогда как всё остальное разбивалось в щепки. Так почему бы не взять цилиндр для почетной миссии – стать последним пристанищем? По габаритам он подходит, профессию человека отражает и сам по себе выделяется образно, пластически, пафосно. Цилиндры ставили на специальный подиум, где каждый мог их заметить. К тому же он соответствует словам авиационного гимна «А вместо сердца пламенный мотор!..»

В скрытом от всех дальнем углу находится урна «Скорбь», которую считают одним из лучших творений скульптора Ивана Дмитриевича Шадра. Шадр известен тем, что первым в СССР создал обобщенно-типичные образы людей советской эпохи - «Сеятель», «Красноармеец», «Крестьянин», он же сделал памятник Горькому в Москве и всем известную девушку с веслом. Прообраз той самой девушки, что стоит во всех городских парках страны. Девушка Шадра не стала обобщенным образом, слишком была хороша. Все работы Шадра хранятся в запасниках Третьяковки, только одна выставлена у стен галереи – «Булыжник – оружие пролетариата». Работы Шадра стоят и на Новодевичьем –памятник Надежды Аллилуевой, жены Сталина. И памятник Немировичу-Данченко...  Правда, многие его работы, как и урна «Скорбь» - копии. Подлинники хранят в музее, они слишком хрупкие и дорогие, чтобы стоять на улице.

Об урне «Скорбь», созданной Шадром, очень грубо отозвался Горький. Урна представляет собою квадрат, а внутри него проступает лицо матери и ее рука, которую она в ужасе и скорби прижимает к лицу. Скульптор каждый раз искал необычные решения для своих работ. В данном случае подразумевалось, что сын всегда в голове у матери, причем буквально. Правда, чтобы это понять, наверное, надо знать предысторию. Горький же высказался нелестно, сказав, что если искусство требует каких-то пояснений- то это не искусство, а г..но. Однако время показало, что писатель оказался не прав.

Никто не приходит ко многим другим захороненным в колумбарии Донского. Напрасно взывают "Срочно обратиться в администрацию  кладбища!" требовательные таблички на  тусклых стеклах колумбарных ниш, покрытых пылью ушедших  десятилетий.  

1/2

1/1

© 2015-2020. Декоры Некрополей. Владелец сайта Лада LNT .